Как я не пошёл в армию

В кабинете военкомаБудучи отчисленным из университета в 2005 году, я понимал, что сейчас будет решаться вопрос с армией. Как-то всё затянулось с весенне-летним призывом, и моя очередь перешла на осень-зиму. В декабре 2005 года к моей матери на работе случайно подошла моя старая знакомая, знавшая и мою мать. У них зашла речь об этом, и моя знакомая сказала, что есть шанс отмазаться, но надо полежать в больнице.

Направление в больницу получил сам. Полежал там 2 недели, напоил, накормил кое-кого просто так, в знак благодарности, что помогают. Я оказался действительно не годен из-за гипертонии. Никаких болезней мне не дописывали. В общем, всё законно. Но если бы не было той встречи у мамки, то и в больницу я вряд ли бы попал вот так. Всё-таки к врачам я ходил поначалу через знакомства.

Гипертония — такая пограничная болезнь, с ней можно попасть в армию, а можно и не попасть. Я всё-таки нашёл тогда в законе, что при определённом риске ставится годность «В». Вроде как я подпадал под это, но не был совсем уверен из-за размытых формулировок. Но чем больше я читал, тем мне больше казалось, что то, что написано в законе, совпадает с моим диагнозом.

Уже на последнем обследовании военком мне собирался ставить категорию «Б», но я указал ему на то место в законе (у меня, по-моему, была книжка с законами с собой), которое давало мне категорию «В». Спорить он не стал, написал «В» карандашом и отправил с личным делом в мой местный военкомат. На выходе у меня забрали личное дело, мотивируя тем, что я один без сопровождения не имею права уходить с личным делом. То, что у меня «В» и выкидывать личное дело мне незачем, их не волновало. А ведь меня сами местные отправили одного в тот главный военкомат с личным делом, правда, вроде паспорт забирали. Приехал, объяснил, назвал фамилии и телефоны, паспорт отдали, обещали, что как только дело пришлют, смогу прийти уже, походу, за военным билетом.

Я звонил в военкомат, указывал имена и фамилии забравших у меня дело, телефон и прочее, как меня проинструктировали, забирая дело. Мне сообщили, что как только моё дело найдут, мне позвонят, чтобы я пришёл за военным билетом. Так мне никто и не позвонил. Да и я забил. А мало ли, мне «В» написали карандашом, оставили на суд местных военкомов. Потом военкомат вообще снесли и перенесли.

Так что эта витиеватая дорога «пойду — не пойду» закончилась «не пойду», так как из призывного возраста вышел. Как-то повезло, что ли. А ведь довольно витиевато, и действительно, многое здесь зависело и от меня, и от удачи.

Оставить ​​комментарий